Три кошечки-сестренки заново учатся ходить в приюте

Три кошечки-сестренки заново учатся ходить в приюте Женя и Лера до 11 лет жили в детском доме, пока их не взяла под опеку одна семья. Но отношения с приемными родителями не складывались. А с животными – наоборот. Сестры стали спасать собак от отлова, искать дом для щенков – так они познакомились с Ангелиной Зыряновой, открывшей в Сургуте зооприют «Берегиня».   

– Честно говоря, раньше я боялась собак, – признается  Женя Зайнулина. Эта 15-летняя девочка из Сургута вместе с сестрой Валерией спасла больше сотни животных.

Хотя еще пять лет назад ни та, ни другая и представить себе не могли, что когда-нибудь осмелятся просто подойти к уличному псу. И уж тем более – что  ради спасения собак выступят против взрослых: сотрудников службы отлова или жестокого собаковода.

– Когда мы жили в детском доме, у нас там было три собаки Гром, Джеся, и их дочь Найда. Весной на территории собралась целая «собачья свадьба», пришли  другие собаки.

Я тогда, конечно, ничего не знала толком о животных, поэтому где-то глубоко сидел страх.

Однажды  мне приснился сон о том, что меня одна из них покусала… С тех пор я начала их бояться, как тогда казалось, по-настоящему, – рассказала Евгения.

А потом Леру и Женю взяла под опеку семья, и, казалось, всё изменится. Но мамой опекун для них так и не смогла стать. К настоящей маме девочек привел… пес.

Друг с остановки 

Три кошечки-сестренки заново учатся ходить в приюте

Они шли мимо остановки и увидели собаку. А пес увидел их. И завилял хвостом. Так началась их дружба с Риком.

Каждый день, идя в школу, они заносили на остановку угощение псу – то сосиски, то хлеб, то кашу – все, что оставалось со стола.

И Рик, каким-то непонятным образом, всегда оказывался в нужный час на остановке, а повидавшись с Лерой и Женей, убегал по своим делам. Так продолжалось два года. Все это время девочки жили в семье опекунов.

– Летом нас отправили с сестрой в детский лагерь, а когда вернулись, Рика на остановке не было. Мы стали везде его искать, приходили каждый день, но он так и не появлялся.

А месяца через три я шла из школы и увидела его… Он подбежал и будто позвал куда-то. Бежал, оглядываясь, иду я за ним или нет. Я шла, но встретилась подруга, я меньше чем на минуту остановилась поздороваться и потеряла Рика из вида.

Побежала в ту сторону, куда он шел, но он как исчез, – рассказала Женя.

Рик, сам того не зная, сделал для девочек очень много – напрочь стёр страх перед собаками. А еще подарил любовь к животным, которая привела Женю и Леру в семью.  В последний раз Рика они встретили зимой.

– Вскоре мы узнали, что Рика и еще двух собак забрал отлов. Их всех усыпили. Для нас с сестрой это был удар, стало так больно… Он часто приходил ко мне во сне, там он меня вел, как тогда на улице, оглядываясь, иду ли я  за ним. И мы поняли, что ни за что не допустим такой же судьбы других собак, – рассказала Евгения.

Девочки из простых школьниц стали настоящими волонтерами. Росло число их хвостатых подопечных. Они стали приглядывать и подкармливать пса, очень похожего на первого друга. Ему дали  кличку — Рики, потому что он был как брат-близнец Рику. Потом появились и другие животные. В приют «Берегиня» они попали случайно, когда не знали, как спасти щенка. Он был совсем маленький, забрать в дом к приемным родителям его было нельзя, оставлять на улице – тоже. Малыша Лера отнесла в приют, там познакомилась с Ангелиной Зырыновой, руководителем этой общественной организации.

Отвоевала собак у отлова

Три кошечки-сестренки заново учатся ходить в приюте

Волонтерский путь Ангелины тоже был не простой. Она признается, что приют  возник, как «эмоциональный порыв», спонтанно. Это был единственный способ спасти животных.

– Летом 2018 года я решила взять собаку из приюта. Но то оказался не приют, а коммерческий отлов, где после 10 дневного карантина, всех без исключения животных умерщвляли.

Многих даже не успевали забирать волонтеры, умоляя под воротами отдать, не убивать, но увы… В большинстве случаев, придя в часы посещений, мы обнаруживали, что животных уже нет, – объяснила Ангелина.

Она стала писать петиции и жалобы, чтобы пойманных животных не усыпляли. Искала  хоть какое-то место, где возможно будет их содержать. Волонтеры завалили жалобами и просьбами все инстанции, и единственное, чего удалось добиться – разрешения забрать  без ограничения животных, попавшихся службе отлова.

– В  первый раз мы единовременно вывезли 72 собаки. К чему, конечно, оказались  абсолютно не готовы. Куда везти животных, места нет, условий тоже. Так начали строить волонтерский приют на частном кусочке земли. Выросли вольеры, появился небольшой стационар, даже скважина с питьевой водой, – продолжила Ангелина Зырянова.

Но нашлись недовольные. Лай собак мешал близлежащим организациям, посыпались вопросы, почему приют содержит команда, у которой нет никаких юридических документов. На тот момент у Ангелины было уже  372 собаки, которых она отвоевала у службы отлова. Часть животных распределяли по передержкам, отправляли на кураторство в другие города.

– Земельный участок под приют получили лишь в конце лета 2019 года и тогда уже оформили все документы на приют «Берегиня», – рассказала руководитель организации.

Три кошечки-сестренки заново учатся ходить в приюте

«К кому я больше шла – к собакам или Ангелине»

С девочками Ангелина познакомилась в 2018 году, когда приют был еще не официальным. Лера первой стала приходить, чтобы помочь с уборкой вольеров, выгулом собак. Дома она рассказывала Жене о собаках, об Ангелине. И однажды Женя решилась и пришла сюда вместе с сестрой-близнецом.

–  Помню, как обратилась к ней с просьбой помочь пересадить одного из подопечных приюта, встретила с ее стороны некое замешательство. Спросила ее, что не так? И тут вижу вторую такую же точно девочку, в этот момент мне показалось, что я перетрудилась, – эту первую встречу Ангелина и девочки теперь вспоминают со смехом.

И это был единственный раз, когда Ангелина перепутала близняшек. Внешне Женя и Лера, конечно, похожи, но характер, поведение, манера говорить – всё разное.

– Позже я узнала, что девчонки с раннего детства устраивают между собой соревнования, каждая хочет выделиться, но в приюте для животных они меняются. Примиряются что ли. Становятся едины, – добавила Ангелина.

С тех пор сестры стали приходить помогать в приют уже вдвоем. Убирались в вольерах, колотили будки. Здесь они чувствовали, что нужны. И хотели большего – чтобы печальную судьбу Рика не повторили другие собаки. Тот случай поселил в девочках новый страх, они видели собак на улице и не могли не представлять, что их однажды схватят и усыпят. Тогда Ангелина предложила им действовать, ведь действие убивает любые фобии. Три кошечки-сестренки заново учатся ходить в приюте

– Когда мы вместе с Ангелиной съездили и забрали из отлова сразу собак 70, потом еще и еще, мне стало легче. Появилась уверенность, что больше никого не убьют. У меня появилось огромное желание помогать, я варила каши в здоровенном  казане, и даже на каникулах взяла это себе в обязанность, – продолжила Женя.

Ангелина говорит, что Женя – тот человек, который выполнит любое задание, «внеся от себя нотку креатива». Например, она изобрела методику «быстрой кормежки» собак. Чтобы не таскать от вольера к вольеру ведра с едой, она сделала тележку из ящика для овощей и колес от коляски. Ставила туда большой бачек с кашей, и за раз обслуживала 30 голодных собак. Лера удивила всю волонтерскую команду своим трудолюбием, она могла найти подход, кажется, к любой собаке.

Как-то незаметно для них самих, Ангелина  стала все больше времени проводить с девочками, приглашала в гости. Для мужа Ангелины, Максима, и детей,  Женя и Лера быстро стали своими. Здесь им впервые разрешили что-то приготовить, и Женя ввела моду в семье на блюда «в 10 вариантах», когда даже традиционный борщ готовят по разным рецептам, добавляя новые ингредиенты.

– Мне нравилось помогать в приюте. И я до сих пор не понимаю,  к кому на тот момент я приходила, к собакам или на самом деле к Ангелине и ее семье, – признается Женя.

В приемной семье все было совсем по-другому. Кроме сестер опекуны воспитывали еще двух девочек из детского дома, у них также был 18-летний родной сын. Связи с родителями установить не удалось.

– Отношения были, скажем прямо, плохими: ссоры, непонимание друг друга, претензии, – объяснила Женя. –  В итоге, нас решили отдать обратно в детский дом. Это был 2019 год. 

Лера обмолвилась об этом Ангелине. Она связалась с опекуном девочек и забрала сестер к себе домой.

Три кошечки-сестренки заново учатся ходить в приюте

– Принять в семью Леру и Женю, было совместным решением. К тому моменту мы были знакомы уже около  года. Мы были вместе  в приюте, вместе ходили гулять, на демонстрации или в кино.

Они стали частью нашей семьи задолго до переезда к нам. И когда мы стали жить одной семьей , не почувствовали, что хоть что то поменялось, в жизни каждого.

Разве только ночевать стали на одной территории, – объяснила Ангелина.

Ей удалось стать для девочек тем человеком, которого стоило ждать, пусть и 15 лет. На вопрос, какая их мама, Женя, не задумываясь, отвечает – «добрая».

— Так, может, говорят, про многих людей. Но ее доброта какая-то особенная и настоящая. Она любит всех животных и видит во всех людях что-то хорошее,- рассказала Женя.

—  Если попал в неприятную ситуацию, всегда поможет, поддержит, а потом уже расскажет, почему не правы, и как лучше бы стоило поступить. А еще готовит очень вкусно! Мы когда к ней переехали, она приготовила борщ.

Читайте также:  14 самых полосатых пород кошек: 40 фото и описание каждой

Теперь я просто обожаю борщи!

Женя и Лера ходят в школу, становятся самостоятельными – мама им многое доверяет, хотя раньше они даже в магазин не ходили и не знали, как делаются покупки.

Благодаря Ангелине у них появились новые увлечения. Они стали интересоваться, как устроено волонтерство, ездят в другие города на мероприятия для зоозащитников. А у Жени появилась мечта  о мотоспорте, родители ее записали  в школу мотокросса.

Теперь у девочек есть не только любящие родители, но и общие с ними интересы — помогать животным. Работу приюта семья часто обсуждает за большим столом. Ангелина Зырянова

Под новый год им подкинули щенков, Ангелина учила девчонок выхаживать малышей, а недавно Женя и Лера нашли собачкам хозяина. Некоторых животных девочки приносят с улицы сами – так летом в доме жили сразу 10 щенков.

Женя часто вспоминает Рика и всё думает, куда же он ее тогда вёл. Но куда бы ни шёл пёс в тот день, в итоге всё равно привел сестёр к самому важному – к маме.

Многодетная мама продает квартиру ради приемной дочери в Темиртау

25-летняя жительница Темиртау Надежда Каспер вместе с супругом Валерием воспитывает пятерых детей, трое из которых — ее сестры. Девушка забрала сестренок у пьющей матери несколько лет назад.

Сейчас одной из них требуется срочная операция. Не найдя помощи, Надежда и Валерий решили продать свою квартиру, лишь бы спасти шестилетнюю девочку от смертельной угрозы, передает корреспондент Tengrinews.

kz.

Мы уже писали о семье Валерия и Надежды в 2019 году. Когда Наде было 15 лет, она ушла из дома, одна переехала из села в Караганду, поступила в колледж, скрывая возраст, работала официанткой. В 19 лет она встретила Валерия. Молодой человек познакомился с бабушкой Нади, перевез возлюбленную к себе, начал говорить о том, что сестренки жены не должны испытывать нужду и жить с пьющей матерью.

Молодожены оформили опекунство над тремя девочками. Младшую к тому времени у матери забрали в детский дом — малышке было всего несколько месяцев.

Из-за нездорового образа жизни матери девочка Настя родилась с серьезными патологиями: ДЦП и расширенными венами пищевода. Но Надежду и Валерия это не остановило.

Вместе они выходили малышку, помогли ей встать на ноги, пережить 11 операций и обрести надежду на счастливое будущее.

Историю необычной семьи можно прочитать здесь.

«После последней операции в Стамбуле Настя не болела полтора года. Мы должны были лететь в Турцию в мае 2020 года, но не смогли собрать нужную сумму на лечение и перелет. Но все это время Настя жила как полноценный ребенок, мы постоянно занимались с ней, проводили реабилитацию, и она могла ходить в обычный детский сад, затем пошла в нулевой класс в обычную школу.

Несмотря на пандемию, не болела даже гриппом, мы были очень осторожны, ей нельзя поднимать температуру выше 37 градусов — это сильно повышает риск внутреннего кровотечения. Но недавно в Алматы мы прошли обследование и выяснили, что у Насти ухудшается состояние и надо срочно делать операцию в Стамбуле«, — поделилась Надежда.

Прошлые операции в Стамбуле для Насти оплачивал фонд Аружан Саин, а собрать деньги на перелет помогали неравнодушные казахстанцы. Но в 2020 году все изменилось, фонд уже не мог оплатить лечение, а казахстанцев, занимающихся благотворительностью, стало в разы меньше.

Не дождавшись помощи, Валерий и Надежда решились на крайние меры.

«Когда государство разрешило снимать пенсионные накопления, мы посмотрели, что у мужа можно снять 3,5 миллиона тенге. Мы решили отдать их на первоначальный взнос и взять ипотеку на 15 лет. А нашу квартиру продать и на эти деньги сделать Насте операцию. Операция стоит 10 тысяч долларов. Это единственное, что мы можем сделать.

У меня муж 15 лет работает в «Арселлор Миттал Темиртау» газоэлектросварщиком. Это тяжелая физическая работа по 12 часов. Но он так любит Настю, на все готов ради нее. Я так ему благодарна, я без него бы ни с чем не справилась», — рассказала Надежда.

Продажа единственного жилья — огромный риск для большой семьи. Сейчас в квартире на 53 квадратных метрах вместе с Валерием, Надеждой, двумя дочками, тремя сестренками живут бабушка и отец Надежды.

Как пояснила девушка, несколько лет назад, когда Насте требовалась очередная срочная операция, бабушка решила продать свой дом в деревне, в котором жила вместе с сыном-инвалидом. С тех пор все живут в одной квартире.

«Да, будет тяжело, жилье будет в ипотеке. Но я не сдамся — это единственный шанс, чтобы спасти Настю. Это наш ребенок. Мы даже не заглядываем в будущее, потому что важнее то, что происходит сейчас. Мы обязаны ее спасти», — говорит Надежда.

Благодаря усилиям казахстанских и турецкий врачей, постоянной заботе Надежды и большой реабилитационной работе Настя сейчас даже не чувствует себя больным ребенком. Она активна, любопытна, хорошо учится. Три года назад, несмотря на ДЦП, казахстанские врачи смогли поставить ее на ноги, так что сейчас девочка ходит самостоятельно.

«Возможно, это будет наша последняя поездка в Стамбул. Нам сказали, что ребенок может после 12 лет перерасти свои болезни, когда организм начнет перестраиваться. Ребенок сможет развиваться без ежедневного риска смерти. Я верю в это, так что мы готовы все бросить на эту операцию. Но как будет дальше, не знаем.

Я сейчас занимают выпечкой тортов.

В 2020 году выиграла грант акима Карагандинской области — миллион тенге, купила миксер, духовку, открыла ИП и социальное кафе для деток с особыми потребностями, из многодетных и нуждающихся семей.

Кормили людей без определенного места жительства. А пищевые отходы отвозили в приют для бездомных животных. Из-за карантина кафе пришлось закрыть.

Но я продолжаю заниматься тортами. И снова выиграла грант по программе «Бастау» на покупку кондитерского принтера. Теперь у меня есть сладкая бумага на торты, и я занимаюсь этим», — поделилась Надежда.

Доброе сердце у сестер — семейная черта. И Настя, и другие девочки не могут пройти мимо попавших в беду. Так что в квартире Валерия и Надежды сейчас живут еще котенок, щенок, хорек и два кролика. Кормит и ухаживает за ними Настя.

«Она такая добрая. Всех хочет спасти. И голубей мы кормим во дворе, и всех собачек, кошечек. Когда видит, что дома кто-то плачет, сразу подходит, успокаивает. Хочет обо всех заботиться», — рассказала Надежда.

Шестилетняя Настя называет свою старшую сестру мамой.

«Я хотела, чтобы она никогда не боялась, что ее оставят одну. Когда ее кладут на операцию, я с ней, пока она не уснет. Когда наркоз заканчивается и она просыпается, я тоже уже рядом. Все девочки уже привыкли, что Насте уделяем больше всего внимания. Все заботятся о ней», — добавила она.

К слову, Надежда позаботилась о том, чтобы все ее сестренки получили хорошее образование. 21-летняя Лиза защищает диплом в вузе и уже работает в местном суде. 15-летняя Милана готовится поступить в юридический колледж.

Казахстанцы, желающие помочь Надежде и Валерию, смогут связаться с ними через Instagram или по номеру +7 708 900 39 33.

Хочешь получать главные новости на свой телефон? Подпишись на наш Telegram-канал!

Tengrinews.kz также есть в Aitu! Добавляйтесь к нам!

Три сестры – центр реабилитации после инсультов и травм

Олег перенес обширный геморрагический инсульт. У нас в клинике он начал вставать на ноги, научился ходить с четырёхопорной тростью, подниматься и спускаться по лестнице — безопасно и надежно. У него улучшилась память и произносительная сторона речи.

Алексей попал в ДТП в 2016 году. Он несколько раз был на реабилитации в других клиниках. У нас он научился произносить гласные звуки и пить без специального загустителя. У него улучшилась техника дыхания, а руки стали менее спастичными.

У Ангелины была лимфома Ходжкина последней стадии и два инсульта. На реабилитации Ангелине нужно было восстановить навыки самообслуживания, писать разборчиво тексты, ходить без риска падения. Реабилитация позволила ей жить независимо от родителей.

Когда Анжелика вышла из комы, у неё не работали ноги и одна рука, было перекошено лицо. Через год реабилитации она может самостоятельно ходить, принимать пищу, у неё нет проблем с памятью. У Анжелики ровный взгляд и ровное лицо.

Варвара получила тяжёлую травму с разрывом спинного мозга. На реабилитации она научилась пересаживаться в инвалидное кресло с пола или из кресла, полностью себя обслуживать и готовить в положении сидя без опоры за спиной.

Александр приехал в клинику после инсульта. Он хотел восстановить движение в левой руке и снизить тонус в ней. Занятия помогли увеличить движения в пальцах и в кисти. Александр уже может сам приготовить пироги, включая в работу обе руки.

У Софии синдром Гийена-Барре. Реабилитация была направлена на укрепление мышц рук, ног и корпуса, на восстановление двигательных функций. Сейчас она может ходить и обслуживать себя без посторонней помощи.

Рамиль поступил на реабилитацию с переломом позвоночника. Сейчас он сам пользуется коляской, может находиться в положении сидя в течение пяти минут, удерживать предметы и писать правой рукой.

После инсульта Андрей мог только лежать на спине. На занятиях он научился переворачиваться и сидеть, восстановил навыки самообслуживания. Цель будущих занятий — научиться пользоваться коляской и надевать кроссовки.

Анастасия сломала позвоночник в ДТП. Сейчас она полностью независима в уходе, может держать баланс сидя и проползти 10 метров. Ведь чтобы научиться ходить — сначала нужно научиться ползать.

Читайте также:  Бобтейл собака: характеристика и описание породы, фото, цена

Малаали неудачно прыгнул в воду, сломал шейный позвонок и оказался парализованым. На реабилитации он научился ходить с динамическими ходунками, принимать пищу при помощи адаптивных приборов, умываться, чистить зубы.

После перелома позвоночника у Натальи был сильный тетрапарез. У нас на занятиях она научилась пересаживаться удерживать баланс сидя и полностью себя обслуживать: умываться, одеваться, готовить, принимать пищу. Также был восстановлен навык письма.

Кристина приехала на реабилитацию с переломом позвоночника и ушибом головного мозга. У нас в центре она быстро научилась поворачиваться и пересаживаться. Сейчас она независима в вопросах самообслуживания. Кристина может ходить, в том числе по лестнице.

В 2020 году Илью сбила машина, ему требовалась реабилитация. У нас в клинике он научился ходить без поддержки и подниматься по лестнице, говорить на одном речевом выдохе и с правильной интонацией. Сейчас он ведёт полноценный образ жизни, может ходить в школу.

После инсульта у Светланы был сильный спастический тетрапарез, она полностью зависела от помощи других. Сейчас Светлана уже может с минимальной помощью поворачиваться и удерживать баланс сидя, удерживать в руках предметы, участвовать в процессе кормления.

Александр приехал на реабилитацию после ДТП . В первую очередь ему было важно научиться пересаживаться из кровати, одеваться, осуществлять личную гигиену, адаптироваться к коляске активного типа. На занятиях Александр отрабатывал пересаживая и ходьбу на коленях.

Юлия попала в ДТП в 2009 году и оказалась парализованной. На реабилитацию Юлия приехала впервые в 2019 году. Раньше она не могла даже переворачиваться в кровати. Сейчас Юлия может себя обслуживать, принимать пищу, наносить макияж. Ещё она пользуется электрической коляской.

При поступлении к нам Милана почти не могла говорить и ходить. После курса реабилитации у Миланы нет сложностей с ходьбой. Она катается на самокате и мечтает кататься на велосипеде. Милана отлично понимает собеседников, стала свободнее говорить.

Дмитрий сломал седьмой шейный позвонок при неудачном нырянии. Сейчас Дмитрий самостоятелен в уходе, может передвигаться в пределах одного этажа и безопасно пересаживаться с кровати в коляску и обратно.

У Полины лейкодистрофия. Когда девочка поступила к нам, самостоятельно она только дышала. На реабилитации Полина стала переворачиваться, сидеть и ходить с опорой. Ещё Полина стала лучше говорить и понимать речь.

После операции у Ульяны переслали шевелиться ноги. Чтобы заново научиться стоять и ходить она приехала к нам. Сейчас она может уверенно стоять и ходить с опорой на трости. Ульяна надеется, что скоро сможет вернуться в школу.

После травмы Айрат не мог сам дышать и принимать пищу, не реагировал на речь врачей и близких. Сейчас Айрат независим в уходе и может ходить. Он полностью ориентирован в пространстве и может поддержать разговор.

Арина приехала на реабилитацию с черепно-мозговой травмой в малом состоянии сознания. Спустя 4 месяца реабилитации Арина может удерживать голову, пользуется коляской с подголовником.

Юлия поступила на реабилитацию после инсульта в неподвижном состоянии, не говорила и не реагировала на речь. В центре реабилитации Юлия заново научилась поворачиваться, сидеть, держать голову. Сейчас девушка может общаться со своими близкими.

После перелома позвоночника Полине требовалась реабилитация. У нас в центре Полина быстро научилась поворачиваться и пересаживаться. Она научилась вставать и ходить. Теперь Полина независима в вопросах самообслуживания и не испытывает проблем с памятью и речью.

После удаления опухоли на мозге Надя оказалась парализована. Сейчас Надя может умыться, расчесаться, одеться. Она принимает пищу самостоятельно, отвечает на вопросы взглядом и может сказать простые, односложные фразы с закрытой трахеостомой.

После инсульта Светлана Сергеевна лишилась движения, не чувствовала поражённую сторону тела. Сейчас она уверенно держит баланс и может пройти с опорой несколько метров. Светлана больше не нуждается в помощниках по уходу — она сама выполняет бытовые задачи.

Из-за перелома позвоночника Сергей передвигался только на коляске и полностью зависел от окружающих. На реабилитации Сергей стал поворачиваться, вставать и начал ходить. Сейчас Сергей полностью независим в уходе и всё делает для себя сам.

Маруф родился с ДЦП и к двум годам умел только держать голову и переворачиваться. После реабилитации Маруф научился сидеть, ползать и ходить, держась за опору одной рукой. Эрготерапевты подобрали развивающие игры и включили в игровой процесс маму.

Валера получил тяжёлую травму при нырянии в воду. У нас Валера научился пользоваться коляской, сидеть без опоры на руки, удерживать спину. Он может сам принимать пищу, чистить зубы специальной щёткой. Наши специалисты уверены, что Валера многому научится в жизни.

После травмы Дмитрия беспокоила слабость во всём теле — руки и ноги почти не двигались. После реабилитации Дмитрий научился сидеть в коляске без потери артериального давления, переворачиваться с минимальной помощью, наклоняться к ногам, держать в руках предметы.

После операции на мозжечке Дзерасса перестала разговаривать, не могла ходить. Почти не работала правая сторона тела. У нас Дзерасса научилась держать баланс и ходить без поддержки, спускаться и подниматься по лестнице, обслуживать себя — умываться, одеваться, расчесываться.

Максим приехал на реабилитацию после реанимации. Онне мог пошевелить руками, самостоятельно дышать. После реабилитации Максиму сняли трахеостому. Он научился сидеть, наклоняться и поворачиваться. Вернулись движения в руках.

После инсульта Елена могла только пересаживаться с коляски на кровать и обратно. Реабилитация помогла Елене вернуть движение и укрепить мышцы. Чтобы принимать пищу или умываться больше не нужна опора под спину. Она снова может ходить.

Никита не мог сидеть и ходить, дышать и принимать пищу. Мальчик три года провёл на лечении в стационарах, поэтому многие навыки были утрачены. Сейчас Никита дышит без трахеостомы, сам умывается, ходит при помощи ходунков, разговаривает.

После ЧМТ Дмитрий оказался парализован, не мог говорить, глотать и дышать без стом. После трёх месяцев реабилитации Дмитрий научился сидеть в коляске и общаться с окружающими карточками. Сейчас он может выполнять бытовые задачи с помощником.

Юра поступил к нам после реанимации с множественными переломами ног. В реабилитационном центре Юра вертикализировался, научился вставать, ходить с опорой на ходунки. У Юры уменьшилась боль, улучшилось эмоциональное состояние.

После инфаркта и инсульта Ольга Николаевна не могла сама пересаживаться в кресло и на кровать. Уже к концу первого курса реабилитации Ольга научилась ходить с тростью, а после четвёртого курса — стоять без опоры и подниматься по лестнице.

Андрей пережил два инсульта за месяц. У него был парез левой стороны тела и сильная спастика, он не мог держать равновесие. На момент выписки Андрей уверенно держал баланс, мог ходить и стал полностью независим в быту.

После инсульта Тамара Николаевна не могла ходить, сидеть без опоры и была полностью зависима от окружающих. Сейчас она может ходить с опорой на трость, самостоятельно соблюдать гигиену и готовить несложные блюда.

Арину сбила машина, девочка получила черепно-мозговую травму. Специалисты работали над улучшением функций глотания, дыхания, движения. Теперь Арина может удерживать голову, пользоваться коляской с подголовником, удерживать внимание глазами, принимать пищу с загустителем.

У Ирины хроническое неизлечимое заболевание, из-за которого она чувствует постоянную слабость и теряет возможность ходить. К нам она обратилась, чтобы пройти метаболическую терапию, укрепить мышцы и справиться с тяжёлыми симптомами.

После операции по удалению опухоли на позвоночнике Екатерина ходила только с тростью. «Циркульная походка» разрушала коленные суставы. Во время реабилитации Екатерина научилась контролировать перенос веса тела во время ходьбы, передвигаться на канадских тростях.

В. Щепотев. Три кошки — Сказки и стихи для детей

Три кошки задумали кашу варить.Три кошки отправились дров нарубить.

Трудились в лесу топором и пилой.Мурлыкая песню, вернулись домой.

  • Заходят три кошки-сестрёнки, в свой дом, и каждая кошка
  • в обнимку с бревном.
  • Одно — коротко, другое — длинно; не длинно, не коротко третье бревно.

Вот каша сварилась у трёх сестёр. Вот стол принесли три хозяйки во двор.

Наелись. И спать улеглись на забор.Посмотрим, не спят ли

они до сих пор?

Раз у наших дверей собирал воробей зёрна. Шёл с прогулки домой кот пушистый, большой, чёрный.

Увидал воробья: «Быть, — решил, — у меня пиру.Воробьишке капут! В нём, ей-ей, целый пуд жиру».Кот на лапы прилёг, вьётся, словно вьюнок, хвостик.Прыг!..

И птаху прижал, ей чуть-чуть не сломал кости.

Тут бы съесть поскорей, но сказал воробей еле:— Не видал никогда, чтобы так господа ели.Вы не маленький, кот, прежде вымойте рот, стыдно! Отложите еду: так и быть, подожду, видно!

Стыдно сесть за обед, как садился ваш дед с бабкой!.. 

Кот смутился. Как быть?

Стал он мордочку мыть лапкой.

Только миг воробью был и надобен — фью! — к небу.У кота на глазах взвился, точно в когтях не был…

  1. Кот заплакал: — На грош правды, знать, не найдёшь в птицах.
  2. Буду впредь, от беды, только после еды мыться.

 

В глухом лесу зайчишка жил под старою осиной. И стал зайчишке свет не мил от робости зайчиной.

Медведя встретит ли в лесу, волчиху, филина, лису —ну с кем он не столкнётся, от страха сердце бьётся.

«Так жить бесславно я лишь мог,— подумал бедный заяц,— одним проворством быстрых ног от недругов спасаясь. Везде — в кустах и у межи — сиди, таись и всё дрожи. 

Нет, это не годится, уж лучше утопиться».

И мрачный он к реке спешит, а у воды — лягушка. — Он съест меня! — как закричит и в волны бух квакушка.

  • А заяц, подбочась, сказал: — Ого! Хоть я и очень мал, но каждый опасайся
  • разгневанного зайца!

 

Над птицами когда-то князёк владычил — Кук, принёс семье пернатой князёк немало мук.

Читайте также:  Образ сумасшедшей кошатницы в известных сериалах

Из всех лесных пределов изгнать старался Кук звук птичьей песни смелой и дятлов перестук.

Вдруг из лесной столицы пропал жестокий Кук… Всплеснув крылами, птицы слетелись в тесный круг.

Не жалко им пропажи. Что Кук? Ни брат. Ни друг.

Им только б знать, куда же исчез противный Кук?!

  1. Но ни одна пичужка на розыск не летит. Вот, наконец, кукушка собранью говорит:— Сыскать бы я сумела князька в глуши лесов,
  2. да у меня есть дело — высиживать птенцов.
  • Ей галка молвит: — Яйца ко мне в гнездо давай,
  • в дорогу собирайся, про Кука разузнай.

Ей говорят зорянки:— Мы высидим птенцов.— О том же из дуплянки кричит семья скворцов.А в дальнем чернолесье защёлкал соловей:

— Баюкать буду песней кукушкиных детей!..

И, распростясь с друзьями, кукушка к небесам взвилась — и дни за днями летает по лесам.

А сядет на суку — зовёт:— Ку-ку! Ку-ку!Но тихо всё вокруг,

  1. не отвечает Кук.
  2. А хитрая кукушка всё странницей живёт без дома, без хлопот.
  3. И пестуют подружки по гнёздышкам-избушкам её детей-сирот.

На вертихвостку птицы тут начали ворчать: — Пора бы воротиться!— Нужна детишкам мать!— Нам князь вовек не нужен, неволит он пичуг!

  • — Без князя с песней дружен дремучий лес и луг!
  • — Нам Кук — одна докука,нам веселей без Кука!Кукушка,что ни день, сулит вернуться к ночи,
  • но лишь подруг морочит: детей растить ей лень.
  1. Раньше голубь никогда не свивал себе гнезда: выводил птенцов весною на земле среди кустов.
  2. Дело кончилось бедою — кот однажды съел птенцов.
  3. Бедный голубь дни за днями плакал горькими слезами, а потом позвал он птиц — воробьёв, скворцов, синиц.

— Вить гнездо, — сказал он птицам,— я хотел бы научиться.

Началась у птиц работа: кто искал в траве сучок, кто пушинки нёс без счёта, кто тащил сухой листок.

Видел голубь, как, порхая, над гнездом трудилась стая. И сказал своим друзьям: — Вот пустяк! Я всё уж знаю!

Я теперь смогу и сам!

Отвечают хором птицы — воробьи, скворцы, синицы:— Молодец!Коль сможешь — вей! В добрый час, дружок!

Смелей!

Скоро голубь спохватился — сколько голубь ни трудился, но из всех трудов его не выходит ничего. Горкой сложит он пушинки — тут же ветром сдует их.

Ходит-бродит по тропинке — нет как нет листков сухих.

Вот позвал он снова птиц — воробьёв, скворцов, синиц.— Помогите, — молвит,— птицы, не успел я научиться.

Стая птиц взялась за дело: кто перо, кто мох несёт, кто из прутиков умело стены гнёздышка плетёт, кто замазывает глиной в стенах щёлочки кругом —

будет прочен голубиный, как и всякий птичий дом!..

Видел голубь, как, порхая, над гнездом трудилась стая. И сказал своим друзьям:

— Вот пустяк! Я всё уж знаю! Я теперь смогу и сам!

  • Отвечают хором птицы — воробьи, скворцы, синицы: — Молодец, коль сможешь — вей!
  • Довивай гнездо скорей!

Вскоре голубь спохватился — сколько голубь ни трудился, но из всех трудов его не выходит ничего: то на самой середине переломится сучок,

а то хвост завязнет в глине — прямо сбился голубь с ног…

И опять зовёт он птиц— воробьёв, скворцов, синиц…Ну, а птицы рассердились и на помощь не явились.

Так гнездо из года в год всё никак он не довьёт.

к содержанию

Поставить на лапы. Как минчанка помогает домашним питомцам заново научиться ходить

У каждого травмированного и покалеченного четвероногого есть шанс на исцеление. Как в столичном центре реабилитации животных Кристины Еременко им помогают восстановиться после операций и травм, выясняла корреспондент агентства «Минск-Новости».

Дневной стационар

Помещение центра реабилитации животных скорее напоминает группу в детском садике — уютно, светло, на ярких стенах выразительные картинки. На полу мячи разных размера и формы, кресла-груши, игрушки для четвероногих пациентов, которыми заинтересовались бы и детишки. Едва присела, как увидела черно-белого котика, он старательно двигался в мою сторону, задние лапки у него волочились.

— Это Тима. Когда ему было примерно полгода, он выпал из окна и получил перелом позвоночника. Котику сделали операцию. Теперь хозяйка привозит его к нам несколько раз в неделю, мы занимаемся с ним, вырабатываем спинальную (рефлекторную) походку, — говорит Кристина.

Благодаря рефлексам собаки и кошки могут передвигаться на лапах, даже не чувствуя половины тела. Но для этого нужно пройти долгий и сложный путь восстановления.

Четких рекомендаций для выработки рефлекторной походки, особенно у кошек, нет. Но Кристина применяет комплекс мероприятий: мануальную терапию, массаж, физиопроцедуры, лечебную физкультуру.

Причем для каждого пациента она разрабатывает индивидуальную программу реабилитации.

Тима сегодня в центре не один. В уголочке мирно спит молодая кошечка Люция. У нее врожденная травма позвоночника. Из соседней комнаты со звонким лаем приковылял пинчер Ларчик — у него болезнь межпозвонковых дисков. А еще есть пес по кличке Филя.

Его привозят волонтеры — совсем в плачевном состоянии подобрали бедолагу на территории завода. Парализованный и никому не нужный, он долгое время ползал на передних лапах, и они стерлись до костей. На матрасике отдыхает Линда, ей 15 лет. Она не ходит. Возраст вызвал серьезные проблемы со здоровьем.

Но от старости таблетку, к сожалению, пока не придумали.

— С каждым пациентом занимаемся с интервалом в два часа. Продолжительность в среднем 20–30 минут. Еще проводим приемы вновь прибывших питомцев, — делится Кристина, для которой этот центр стал делом жизни.

Навстречу призванию

Самые приятные детские воспоминания девушки связаны с летними каникулами у бабушки в деревне. Подальше от шумной ребятни она убегала в поле, где паслись козы, коровы, лошади.

Любовь к животным стала для нее главным ориентиром. Неудивительно, что Кристина не могла пройти мимо брошенных, сбитых или избитых четвероногих. Подбирала, лечила, пристраивала.

Удивительно другое: получив филологическое образование, не предала свою мечту помогать животным.

— Отучилась в ветеринарном центре здоровья и реабилитации животных в Москве, потом прошла обучение в Питере у ветеринара Анастасии Семеновой.

Количество конференций и зарубежных онлайн-курсов не считала, специалисты из Германии, Голландии, Америки часто проводят вебинары и тренинги по реабилитации животных: дог-фитнес, спортивная ветеринария, массаж. То, чему училась, тестировала на животных, которых спасала.

Конечно, это сложно, долго, а главное — может и вовсе не получиться. Но всегда нужно дать животному шанс, — уверена Кристина.

Несколько лет она сотрудничала с центром ветеринарной ортопедии и травматологии в Минске. Там работают опытные и образованные люди, которые понимают: операция — это только начало пути. Нужна еще реабилитация.

И Кристина, как только появилась финансовая возможность, занялась поиском помещения, где можно было бы проводить регулярные занятия, и закупкой оборудования.

Признается, что без помощи и поддержки отзывчивых людей и друзей сделать это было бы сложно.

— Мы открылись полтора года назад. Прежде провели основательный ремонт в этом помещении. Больше всего намаялись с установкой водной беговой дорожки. Она очень большая и дорогая. Уникальное для нашей страны оборудование позволяет решать многие проблемы со здоровьем питомцев в процессе реабилитации, — делится Кристина.

Руки — главный инструмент

Кроме водной беговой дорожки в центре есть обычная, с фиксатором, балансировочные подушки, горка с регулируемым уровнем наклона, массажные валики, аппарат миостимуляции, магнит, инфракрасная лампа. Но все это дает больший эффект, когда подключаются умелые и знающие руки реабилитолога.

— Любой тренажер, кроме разве что водной беговой дорожки, можно заменить домашним аналогом. Поэтому хозяевам не стоит бояться, что поездки в центр на постоянной основе они не потянут — нам удается подбирать упражнения для животных, которые живут даже в других городах.

Главное в дистанционных занятиях — чтобы хозяева были со мной на связи и подробно рассказывали, что происходит с животным. Я всегда объясняю, что реабилитация — это не только трудоемкий, но, к сожалению, и непредсказуемый процесс. И первая моя заповедь — не навреди.

Прежде чем совершить какую-либо манипуляцию, я консультируюсь с опытными неврологами и ортопедами, — рассказала девушка.

Не стоит забывать, что работает она не только с красивыми и чистыми котиками. Поднимать и перемещать собак крупных пород, успокаивать животное, чтобы поменьше было следов от зубов и когтей, найти к каждому подход — тут нужны знания психологии и поведенческих особенностей четвероногих: кто-то старается за вкусняшку, а кому-то нужны четкие команды.

— Финансовой выгоды в этой работе нет. Когда занимаешься с травмированным животным, может всякое происходить с его организмом. Нужно быть небрезгливым человеком и относиться с понимаем и любовью, без этого не будет результата, — уверена реабилитолог.

Быть мотиватором

Животные одинаковой породы с одной и той же травмой восстанавливаются по-разному. Причин много: реабилитационный потенциал питомца, ресурсные возможности хозяина. И дело не только в финансах, но и в желании заниматься с четвероногим:

— Люди зачастую обращаются к нам как в последнюю инстанцию. Уже заплатили за операцию, устали от поездок в клинику, а улучшения не наступают.

И наша задача — настроить их иногда на долгую и сложную работу. Самые большие герои в этой ситуации, на мой взгляд, именно хозяева.

Заниматься нужно ежедневно по шесть-семь раз, если говорим про неврологических пациентов, то лечение может продлиться больше года.

Когда шансов 0,1 %, или Чудеса случаются

Практически перед выходом статьи в Instagram появилось новое видео: 15-летняя Линда, которая смирно лежала на одном месте во время приемов и вызывала сочувствие всех посетителей, встала и пошла! Два месяца назад хозяева привезли ее с букетом болезней. Она не могла ходить.

Кристина, учитывая возраст собаки, объяснила хозяевам, что Линде лучше всего быть дома, где ее любят, и как можно больше отдыхать. Но те проявили настойчивость и возили ее каждый день в центр на занятия. С ней работали так, будто она действительно встанет и пойдет, но особых надежд не питали.

А Линда доказала: никогда нельзя сдаваться!

— Мы всегда настроены на успех, готовы к нему, ведь с позитивным настроем получается всегда больше и лучше, — говорит Кристина. — Если будешь думать о провале, то он и случится.

Фото из архива Кристины Еременко

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector