Зоозащитники бьют тревогу: самоизоляция может стать причиной гибели свыше 10 тысяч животных в Москве

Итак, с 1 января вступает в силу новый федеральный закон № 498 “Об ответственном обращении с животными”, и уже сейчас проверены прокуратурой, одобрены юстицией и поддержаны депутатами все изменения в региональных законах, которые нужны для того, чтобы новые правила стали работать на территории Кузбасса.

До этого полномочия по организации обращения с бездомными животными были закреплены  за управлением ветеринарии. С 1 января такая ответственность ляжет на органы местного самоуправления.

Как рассказал Сибдепо руководитель областного ветнадзора Сергей Лысенко, согласно методическим рекомендациям правительства, отловом и 30-дневным содержанием животных должны заниматься муниципальные службы. Собак будут ловить, отвозить в приют, стерилизовать/кастрировать, а по прошествии 30 дней – выпускать обратно. Искалеченных и нежизнеспособных животных — усыплять.

«В период содержания в приюте специалисты должны будут определить, насколько животное агрессивно, и мотивирована ли эта агрессия. Если собака не агрессивная или её агрессия мотивирована – собаку по истечению месяца вернут туда, где её поймали», — рассказал Сергей Лысенко.

По данным сотрудников ветнадзора, в Кузбассе сейчас около 7000 беспризорных собак, однако ловить всех и сразу никто не собирается: в год в области будут отлавливать 3500 беспризорных псов. На эти цели будет выделено 37 825 414 рублей: из расчёта 120 рублей в день на каждую собаку.  Эти средства уже заложены в бюджет Кемеровской области на 2020 год.

Зоозащитники бьют тревогу: самоизоляция может стать причиной гибели свыше 10 тысяч животных в Москве

Только благотворительность

Отдельная часть рекомендаций правительства касается содержания безнадзорных животных в приютах – по новому закону здоровые собаки, которые слишком агрессивны для того, чтобы выпускать их обратно, должны будут оставаться в приютах на пожизненное содержание.

«Согласно закону, муниципалитеты будут отвечать только за отлов и содержание собак, а вот полномочия по дальнейшему пожизненному содержанию агрессивных животных ложатся на владельцев этих заведений. Организовывать приюты имеют право юридическим фирмы, ИП, а если приют муниципальный, то городская или районная администрация будет искать подрядчика», — сообщили в ветнадзоре.

При этом на строительство, содержание самих приютов и агрессивных собак, живущих в них, не будет выделено ни копейки из облбюджета – только собственные средства владельцев приюта или благотворительность.

Зоозащитники бьют тревогу: самоизоляция может стать причиной гибели свыше 10 тысяч животных в Москве

Есть и ещё одно ограничение – в области сейчас работают всего четыре официальных приюта для бездомных животных. Всё остальное – пункты передержки, которые своими силами устраивают зоозащитники.

Так что если они и захотят работать по новому закону, то им придётся срочно проходить процедуру оформления юрлица или ИП. Или вообще не иметь дел с собаками.

На «легализацию» у кузбасских зоозащитников всего месяц – до начала февраля.

А пока, получается, хотя новый закон и начнёт «работать» с нового года, выловленных на улице бродячих псов везти будет некуда.

Корреспонденты Сибдепо позвонили сразу в несколько кузбасских муниципалитетов, чтобы узнать, как там сейчас обстоят дела с отловом бездомных собак. Но какого-либо вразумительного ответа нигде не удалось добиться.

Практически везде отвечали что да, беспризорных животных с улиц городов отлавливают, а вот что происходит с собаками потом – никто не уточнял.

К примеру, в пресс-службе кемеровской администрации корреспонденту Сибдепо уточнили,  что сейчас в городе идёт подготовка к применению метода «отлов-стерилизация-вакцинация-возврат».

А в другом муниципалитете честно, хотя и по-секрету, рассказали, что новые поправки в закон буквально дезорганизовали работу по отлову собак.

«Очень болезненная тема, мы готовимся к вступлению в силу новых правил, но это трудно. У нас сейчас буквально ищут предпринимателей, которые готовы заняться этими приютами. Желающих мало. До этого бездомных собак, если горожане жаловались, отлавливали, усыпляли, захоранивали. Сейчас, пока не примут новый закон, эта работа приостановлена на время, отлова нет», — сообщил собеседник.

Зоозащитники бьют тревогу: самоизоляция может стать причиной гибели свыше 10 тысяч животных в Москве

«Это садизм»

Отлов, стерилизация и возвращение на улицу бездомных животных – это новый опыт для Кузбасса, но не для всей страны. К примеру, в соседней Томской области такая практика давно и хорошо отработана. Томская мэрия вот уже несколько лет выделяет деньги на отлов животных частной компании «Верный друг», которая, по совместительству, содержит приют и крематорий для животных.

Казалось бы, с вступлением в силу нового закона в работе «Верного друга» ничего не должно измениться. Но, по словам руководителя организации «Верный друг» Алены Можейко, новый закон – это как раз тот случай, когда хотели, как лучше, а получилось – как всегда.

Всегда собаки делились на три категории. Первая — это бывшие домашние контактные собаки, которые не боятся человека и могут его укусить. Таких собак оставляют в приюте и пытаются раздать новым хозяевам, но не очень успешно – животных поступает много, а разбирают неохотно. Сейчас в приюте у Алены около 300 таких собак.

Другая категория животных – это как раз-таки собаки, которых стерилизуют.  Чаще всего это только что родившие суки: собаку оперируют, помогают восстановиться и отпускают на волю. И, наконец, третья категория собак, которая до этого всегда попадала под усыпление – это собаки с немотивированной агрессией и новорожденные щенки.

«Новорожденных всегда убирали – неизвестно, какая собака из них потом вырастет. Скорее всего – агрессивная и не способная на контакт с людьми, причём в городской среде эти детёныши почти наверняка погибли бы.

Сейчас это положение отменили и нам придётся выращивать этих щенков и после стерилизации отпускать в город. Сразу говорю – эти щенки будут гибнуть от нападений других членов стаи, под колёсами машин, с непривычки – от голода.

Постепенно дичать», — рассказала Алёна.

Зоозащитники бьют тревогу: самоизоляция может стать причиной гибели свыше 10 тысяч животных в Москве

По словам Алёны, отмена эвтаназии для беспризорных собак была «продвинута» в качестве закона зоозащитниками, но вместо сохранения жизней животных это приведёт только к ухудшению обстановки.

«Мы ставили с зоозащитниками эксперимент – на полтора месяца отменили полностью эвтаназию.

К началу эксперимента в приюте было 400 собак, через 1,5 месяца – уже больше 700, и это при том, что мы массово начали выпускать стерилизованных собак.

Я приводила зооозащитников и показывала этих несчастных псов, обречённых так жить до самой смерти: в вольерах, на переполненной территории, в постоянном стрессе», — вспоминает владелица приюта.

Томичка считает, что при обязательном отмене эвтаназии, как предусмотрено законом, приюты очень быстро превратятся для псов в переполненные тюрьмы строгого режима. Покусы, погрызы, усиление агрессии в условиях переполненных вольеров, практически полное отсутствие выгула при хроническом недостатке волонтёров – такую жизнь вряд ли можно будет назвать счастливой.

Не с тех начали

Алена Можейко уверена — по новым законам она сможет отработать максимум два-три месяца, как в принципе и любой другой человек, решивший организовать приют для бездомных животных. Потом — всё, приют «утонет» в животных и отчётности. На какую-либо существенную помощь благотворителей или внезапный альтруизм горожан, решивших разобрать по домам всех псов, томичка не рассчитывает.

Зоозащитники бьют тревогу: самоизоляция может стать причиной гибели свыше 10 тысяч животных в Москве

«Законодатели пошли не с той стороны: сначала должен был быть создан закон, который бы создал налоговую базу для домашних животных, обязал владельцев регистрировать их, заботиться и строго наказывать за нарушения.

И вот когда этот закон проработал бы года четыре, тогда и можно было бы создавать этот закон. На самом деле проблема в людях: мы приезжаем в район, где стаи бродячих собак, полностью очищаем его от животных – а через два года там бегают такие же стаи.

Это «новенькие», выброшенные на помойки местными жителями», — отмечает Можейко.

Теперь же, уверена томичка, жителям городов придётся иметь дело с последствиями непродуманного закона: да, стерилизованных, чипированных и привитых псов на улицах станет больше, но они будут по-прежнему голодными и, при случае, агрессивными. И если отношение к содержанию животных в принципе в обществе не изменится, то бездомных псов будет всё больше.

Зоозащитники бьют тревогу: у собак в отлове Копейска остается все меньше шансов уцелеть

Зоозащитники бьют тревогу: у собак в отлове Копейска остается все меньше шансов уцелеть

Зоозащитники Копейска (Челябинская область) бьют тревогу: у собак, содержащихся в отлове, все меньше шансов уцелеть — их, неприспособленных к жизни на улице, будут выпускать в лесу. В числе нескольких десятков четвероногих (около 60-ти), которых ждет опасная для жизни свобода, — более двадцати щенков.

ООО «Ювин», выигравшее контракт в 2019 году, к настоящему времени отловило установленное им число животных. Срок содержания четвероногих (21 день), также прописанный в контракте, закончился еще два месяца назад.

Теперь клетки нужно освобождать для четвероногих из других муниципалитетов, с которыми ООО «Ювин» также заключило контракт. По словам сотрудников, предприятие начинает выпускать животных с бирками в лесополосе.

Проблема в том, что большинство из них на улице просто не выживут.

Зоозащитники бьют тревогу: самоизоляция может стать причиной гибели свыше 10 тысяч животных в Москве

По данным зоозащитницы Елены Ермолаевой, собаки и щенки, находящиеся в отлове, должны покинуть клетки до конца августа. Почти все животные ручные. Большинство, судя по всему, имели хозяев, в отлов попали, находясь на самовыгуле. Они не приспособлены к уличной жизни, не знают, как добывать себе пищу.

Подрядчик дал зоозащитникам срок на пристройство троих животных, которых он стерилизовал, до конца недели.  Это огромный, добрый пес («насколько огромный сам, настолько огромная его душа»), беззубая собака и щенок-подросток, который три месяца прожил в отлове, а до этого сосал мать.

Зоозащитники бьют тревогу: самоизоляция может стать причиной гибели свыше 10 тысяч животных в Москве

«На улице у них нет шансов! К концу месяца кандидатов на выпуск будет становиться все больше», — бьют тревогу зоозащитники.

Понимая, что одним им с проблемой не справиться, они обратились за помощью в средства массовой информации:

«Мы просим вас съездить в отлов и сделать репортажи.

Возможно, кто-то из копейчан узнает там своих животных, которых уже не надеялся найти (не все жители Копейска знают про ветприемник, его адрес неизвестен), либо кто-то найдет новых хозяев.

Мы, к сожалению, не сможем забрать всех. Помогите дать надежду обреченным на смерть животным! Может быть, ваши публикации и сюжеты помогут властям, подрядчику и зоозащитникам найти какое-то решение!»

  • Узнать о животных, находящихся в отлове Копейска, можно в группе ВКонтакте.
  • Контактный телефон Елены Ермолаевой: 89518011516.
  • Фото из группы «Животные в отлове Копейска» ВКонтакте

Читайте Урал Пресс Информ в

Собаке – собачья жизнь? Как в России борются с бродячими животными после закона об их защите

Жители нескольких городов бьют тревогу и призывают чиновников к ответу. Население разделилось на два лагеря: одни предлагают убивать расплодившихся собак, другие – действовать гуманно в рамках нового федерального закона.

1 января 2020 года в России вступил в силу закон «Об ответственном обращении с животными». Убивать бездомных кошек и собак теперь можно только в одном случае: если они смертельно больны и страдают.

В остальных же случаях животных должны стерилизовать, вакцинировать, поставить бирку и вернуть обратно в среду обитания. Если собака агрессивная, ее обязаны оставить в приюте и содержать пожизненно.

Но как показывает практика, новое законодательство не привело ни к уменьшению популяции безнадзорных собак, ни к появлению гуманного отношения у тех, у кого его не было.

Читайте также:  Можно ли собакам сырое мясо: польза и вред кормления, как выбрать

Собаки на улицах Саратова

16 января бездомные псы напали на студентку медицинского колледжа Софью Аникину. В восемь утра девушка вышла из своего подъезда и шла по 7-му Динамовскому проезду.

– Из другого проулка мне навстречу неслись и лаяли четыре собаки. Я думала, что они пробегут мимо, но они набросились на меня, начали кусать. Одна укусила меня за голень и повалила на снег, но я смогла подняться. Отбивалась портфелем, громко звала на помощь, подбежал мужчина, он меня спас.

  • Запашный набросился на хозяина, пересадившего коту почку за 800 тысяч

Софью госпитализировали в больницу №9 с укусами рук и ног, в тот же день там оказалась другая укушенная собаками – Наталья М. Как выяснила девушка, подобных обращений много, а самый жуткий случай произошел рядом с шарикоподшипниковым заводом. Там собаки покусали женщину за голову.

Зоозащитники бьют тревогу: самоизоляция может стать причиной гибели свыше 10 тысяч животных в Москве Софью Аникину доставили в больницу с укусами рук и ног

Теперь Софья передвигается по городу только на машине и ставит ее рядом с домом.

Рваные раны еще не зажили, зато появилась аллергия: в больнице девушку обкалывали препаратами против бешенства и столбняка, аллергия – следствие этого.

Вместе с Викторией Бутовой, у которой собаки во дворе покусали 10-летнего сына, они составили петицию, в которой требуют вернуться к старой практике уничтожения бездомных псов.

– Я не против животных, – объясняет свою позицию Виктория. – Но вы посмотрите, сколько случаев нападения в Саратове, в каждом дворе живет по 20 бездомных собак. Их стерилизуют – в чем я не уверена, потому что в такой стране мы живем, все знаем про коррупцию – и выпускают на улицы. Это не решает проблему.

По словам Виктории, местные власти не построили приют для передержки пойманных собак (должны были это сделать до вступления закона в силу), запустили ситуацию с отловом, и сейчас единственный способ сделать Саратов безопасным – сократить численность бездомных псов отстрелом.

От боли и шока не могла даже кричать

Новостные ленты последние два месяца захлебываются сообщениями о нападениях собак на людей. В Знаменске Астраханской области стая собак напала на двух девочек, обошлось обработкой ран, дети уже дома.

В Ленинске-Кузнецком в Кемеровской области стая из порядка десяти псов напала на девочку, о ее травмах не сообщается. Самый жуткий случай произошел в Ухте в декабре 2020 года.

Там собаки насмерть загрызли 46-летнюю женщину и погрызли мужчину, который пытался ей помочь.

  • Распиливший щенка житель Омска пойдет под суд по уголовной статье

Еще одна горячая точка на «собачьей» карте России – Улан-Удэ и конкретно микрорайон Забайкальский. С декабря там произошла серия нападений собак на людей. Самое громкое и резонансное – 23 декабря 2020 года. Утром в районе дачного некоммерческого товарищества «Весна» свора псов напала на 20-летнюю девушку.

– Она была в одних ботинках, вся одежда разорвана, – рассказывает очевидец событий Александра. – Девушка была в сознании, но, видимо, от боли и шока не могла даже кричать. Сухожилия вывернулись наружу, лицо тоже искусано.

Зоозащитники бьют тревогу: самоизоляция может стать причиной гибели свыше 10 тысяч животных в Москве В Улан-Удэ собаки разодрали на девушке всю одежду

Пострадавшую перевезли в Москву для оказания медпомощи, ей предстоит несколько пластических операций и длительная реабилитация. В тот же день та же стая напала на мальчика, которого удалось отбить, он отделался травмой ноги. 12 января собаки искусали 11-летнего ребенка, 22 января – двух девочек, 26 января с укусами в больницу попала девятилетняя девочка.

Как будто псы с цепи сорвались, и отчасти это так.

– У нас в городе шесть–семь тысяч частных домов, и можно предположить, что в половине частного сектора держат собак, – объясняет ситуацию Тамара Нагуслаева, руководитель городской пресс-службы.

– Владельцы нестерилизованных питомцев выпускают их на самовыгул, и те сбиваются в стаи. В тех зафиксированных случаях укусов участвовали и домашние собаки.

Так, на двух девочек напал алабай, который сорвался с цепи.

  • Местные зоозащитники уверены: не только безответственные владельцы собак, но и городские власти внесли свою лепту в разразившийся в Улан-Удэ «собачий» кризис.
  • – В прошлом году власти на торгах предлагали предпринимателям отработать за заниженную цену и никто не брался: мало того что предлагают смешные деньги, еще и непонятно, куда после отлова везти животное – муниципальный приют не построили, – говорит Наталья Филиппова, сопредседатель региональной общественной организации «Зоозащитники Бурятии».
  • А когда дошло до точки кипения, бурятские чиновники не нашли ничего лучше, как обнаружить в городе бешеную лису, объявить режим повышенной опасности и начать зачистку.

– Под этим предлогом истребляют собак, – говорит Филиппова. – Их уже столько с декабря убили, что непонятно, откуда они берутся.

У многих жителей микрорайона Забайкальский свой ответ на этот вопрос: из частного приюта «Надежда», который находится недалеко от их домов. Координатору Виолетте Краснобаевой теперь приходится оправдываться, что ее собаки к нападениям не имеют отношения. И принимать угрозы.

– После нападения на мальчика наш приют подожгли, но мы вовремя заметили, потушили, – рассказывает она. – От сочувствующих мне приходят сообщения, что жители собираются ставить капканы у нашего приюта.

Приют решили перенести в другое место от греха подальше. В ДК микрорайона открыли оперативный штаб, который принимает заявки от граждан по бродячим собакам, для патрулирования территории привлекли квадрокоптер.

Меры принимаются беспрецедентные. Депутаты внесли поправки в административный кодекс и увеличили штрафы для владельцев собак до трех–пяти тысяч рублей за самовыгул и отсутствие регистрации. Cпасет ли это Улан-Удэ от «бешеных» псов?

– Я думаю, что штраф должен быть 50 тысяч рублей, – говорит Краснобаева. – Собака должна стать дорогим удовольствием. Но так, как сейчас происходит, когда убивают собак, быть не должно.

  1. Официально
  2. «В Нижнем Новгороде нет таких проблем»
  3. «Собачий» кризис в Улан-Удэ комментирует Владимир Бурматов, депутат Госдумы:

– Мы подсчитали, что раньше на уничтожение собак по территории РФ заключалось контрактов на два миллиарда рублей. Это был огромный рынок, и всех это устраивало, прежде всего компании, которые занимались ликвидацией бродячих животных.

С каждым годом число убитых собак, по крайней мере на бумаге, росло, хотя по логике должно было сокращаться. Новая схема (отлов – стерилизация – вакцинирование – чипирование – выпуск) опробована и действует в регионах. В Нижнем Новгороде нет таких проблем.

Там не убили ни одной собаки и нет нападений, потому что построили приюты, занимаются этим и сократили численность бездомных собак.

К властям Бурятии возникает вопрос: почему вы этим не занимались, довели ситуацию до точки кипения, а теперь хотите, чтобы вам разрешили нарушить закон и убивать собак? За все эти укусы в Улан-Удэ должны ответить конкретные чиновники.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №04-2021 под заголовком «Собаке – собачья жизнь?».

Зоозащитники добились от Путина помощи из Резервного фонда — МК

Зоозащитники, с которыми Владимир Путин пообщался в День эколога, заверили президента, что они не сумасшедшие и попросили денег на приюты и питомники, финансовое положение которых заметно осложнилось из-за коронавируса. Путин обещал помочь. И даже привлечь к решению некоторых вопросов Минобороны, руководство которого, по словам президента, тоже очень любит животных.

По случаю Дня эколога на связь с президентом вышли владельцы приютов, частных питомников, клиник по реабилитации животных и даже «домов престарелых» для лошадей, в деталях рассказавшие о своей работе и насущных проблемах.

Первой слово получила хозяйка приюта из Тольятти, который, как сказал президент, носит ласкающее для слуха название «Кошкин дом». По словам  Натальи Бобровой, у нее на попечении  находятся около 200 бездомных кошек: большинство из них  стерилизуют и через 10 дней  выпускают обратно на улицы. Т

акже в приюте действует филиал для котят и центр реабилитации для животных пострадавших в ДТП или от рук живодеров. До коронавируса, рассказала Боброва, неравнодушные граждане жертвовали по 100-200 рублей на поддержку животных. Но сейчас многие предприятия не работают или производят сокращения, поэтому людям  не хватает денег даже на  собственное  существование. 

«Мы затянули пояса, но будущее нам видится в самых мрачных красках», — сообщила Боброва, отметив, что счета за аренду и ЖКХ продолжают приходить, а кошки хотят есть и нуждаются в лечении. Она попросила Путина в это трудное время оказать хотя бы минимальную поддержку частным приютам. «Нам не нужны деньги на зарплаты», — подчеркнула она.

Путин уточнил, о каком сроке идет речь — только о периоде ограничений? И? услышав утвердительный ответ, сказал, что помочь очень хочется. «Не буду сейчас называть конкретных цифр, но совершенно точно мы вам поможем, плечо подставим», — пообещал он.

Министр природных ресурсов Дмитрий Кобылкин заверил, что деньги нужны совсем небольшие. И их можно найти в Резервном фонде, поскольку в нацплан действий, куда заложили финансирование на помощь пострадавшим отраслям, ни приюты, ни питомники уже не попали.

В свою очередь Алена Асновина из Приморского края, попросила главу государства изменить подход к включению в список пострадавших частных зоопарков.

Сейчас в этот перечень могут попасть предприятия только с одним конкретным кодом экономической деятельности. Тогда как у многих он является вспомогательным, а не основным.

И эта формальность  не дает им право претендовать на гарантированные государством помощь и  льготы.  

Сама Алена вместе с мужем содержат приют для гималайских медведей, также работающий  в форме зоопарка.  Они выхаживают  животных, пострадавших от рук человека или в дикой природе, и помещают их в вольеры. «Медведь — это символ России, высокоинтеллектуальный хищник, который требует особых условий содержания», — подчеркнула зоозащитница. 

Пока в приюте находятся только мужские особи. Планам изъять незаконно содержащихся у частников четырех самок мешает недостаток средств.

«Также? когда мы вернемся к нормальной жизни перед нами встанут проблемы, связанные с предстоящим лицензированием зоопарков. В требованиях к содержанию есть ряд недостатков.

Прошу вас назначить контактное лицо, которое бы связалось с Ассоциацией зоопарков и аквариумов, чтобы детально проработать этот вопрос», — попросила Асновина президента.

«Я такое контактное лицо вам обязательно предоставлю, — пообещал Путин, — за ваши предложения спасибо, мы их проработаем».

А вот для помощи волгоградскому приюту «Дино», в котором живут 500 бездомных собак и 46 старых лошадей, контактное лицо уже найдено. Дело в том, что приют находится на территории бывшей военной части. И волонтеры опасаются, что, поскольку это существование никак не узаконено юридически, их в любой момент могут оттуда попросить. 

Читайте также:  Мексиканский ядозуб: смертоносный ящер с хорошим прошлым

«Руководство Минобороны, могу со всей ответственностью это сказать, тоже очень любит животных. Я дам им поручение узаконить ваше пребывание», — сказал Путин. Он также пообещал сделать асфальтированную дорогу к приюту, поскольку сейчас последние 900 метров являются непроездными — зоозащитникам приходится таскать корма и животных на себе.

«Зоозащитники не какие-то сумасшедшие, — заверила директор приюта Анжела Макарова, — Мы адекватно воспринимаем ситуацию в стране и хотим, чтобы органы власти активно с нами взаимодействовали при решении различных вопросов, связанных с защитой животных. Мы «варимся» в этом и можем давать советы».

Зоозащитник Базаркина: у некоторых волонтеров психологические проблемы

О наиболее типичных случаях жестокого обращения с животными и о том, почему среди волонтеров встречаются проблемные люди, рассказала председателю совета директоров «Правды.ру» Вадиму Горшенину ведущий специалист Московского общества защиты животных Наталья Базаркина.

Читайте начало интервью:

  • Зоозащитник Наталья Базаркина: 100 тысяч на помощь животным — ничто

Можно только ждать

— Я зашел на сайт одного общества в Москве, которое получило грант 4 миллиона рублей, и увидел, что у них 15 клиник, которые проводят такие операции. На сайтах этих клиник нет ни слова о том, что они сотрудничают с данным обществом под эгидой Фонда президентских грантов. О чем это говорит?

— О том, что это ложь. Просто наглость: взять и записать под свою эгиду ветклиники, которые ни сном ни духом не знали, что должны помогать в стерилизации и на этом деньги зарабатывать, потому что это:

  • покупка лекарств,
  • труд хирургов.

Меня поражает, как они вообще получили этот грант. Почему-то нашему московскому обществу, которое было еще при Щербаковой, никто ничего не перечисляет. А когда возникают проблемы, сразу нас подключают.

— Вы подаете заявки на гранты?

— Мы сейчас ждем официального решения. Меня попросило начальство придумать новый логотип нашего общества. Документы мы отдали. Наш юрист все ходит, мы все «да-да, в очереди». Как только поставят подпись и печать, мы сразу вздохнем и начнем работать. Кто нас знает, те обращаются. Но официально мы не можем пока ничего серьезного решать, к сожалению.

— С какого времени существует ваше общество защиты животных?

— С начала 90-х, когда еще был китайский бум. Тогда очень много китайцев к нам приезжали, собак закупали.

Нечеловеческая жестокость

— В Госдуме есть лоббист Владимир Бурматов, который занимается вопросами защиты животных. С вашей точки зрения, что изменилось за последние лет пять?

— Ничего. Единственное, о жестком обращении с животными утвердили закон и увеличили срок наказания. Но лично в моей практике было, что человеку дали 1,5 года условно и никакого штрафа.

Я с Бурматовым не общалась, не знаю, профессионал он или любитель. Эти законы принимают, потому что смотрят на Запад. Но у русского человека менталитет совершенно другой.

И пока не сделают все правильно, ничего не получится.

— С вашей точки зрения, необходимы показательные процессы, о которых бы СМИ сообщали всему обществу?

— Да, чтобы люди поняли, что будут на самом деле нести за это ответственность: не только штраф, но и посадить могут.

Чем чаще народ будет видеть, что за это серьезно наказывают, тем больше будет задумываться, стоит ли что-то плохое делать или нет.

Например, подростки выкинули с балкона кошку или собаку, или у щенка что-то отрезали. Если они будут знать, что не просто родители заплатят штраф, но и они сами будут наказаны за это, тогда тоже подумают, стоит так делать или нет.

— Наталья, вы давно занимаетесь защитой животных. Какие наиболее типичные случаи жесткого обращения?

  1. Когда владельцу не нужна собака, он просто ее привязывает к дереву или столбу, и все. Я одна из первых по Москве, кто еще в 90-е выезжал отвязывать собак, причем серьезные породы, агрессивные, служебные: кавказцы, ротвейлеры. Мало того, надо было еще найти контакт с собакой.
  2. Выкидывают щенят в коробке или пакете на помойку.
  3. Сейчас часто бывает, когда дальние родственники получают в наследство квартиру или комнату, а там бывший владелец, их родственник, жил с кошкой или собакой. Я лично видела, когда беременную кошку племянник просто выкинул, как только бабушку увезли в морг. Причем иногда бывает, что животное старое, ему осталось несколько лет прожить, оно уже не сможет адаптироваться к внешней среде.
  4. Очень часто встречается жесткость подростков. Эти игры, вседозволенность или невнимание родителей из-за того, что те постоянно на работе. Начинается все с простого: дать пинка кошке или собаке, в голову из рогатки выстрелить, а потом этого мало — давай вот это. Я в таких случаях всегда думаю: Господи, пусть хоть одно животное даст конкретный отпор, может быть, тогда подростки призадумаются, если наши органы власти не могут принять никаких мер.

Волонтер волонтеру рознь

— Вы не пытались связаться с московским департаментом образования по поводу лекций, занятий в школах?

— Да. Мы опять возвращаемся к тому вопросу, что ждем, когда нас утвердят. Тогда откроется дорога для активной работы.

Еще у нас есть идея: трудных подростков приводить на собачьи площадки, как это раньше было, чтобы они занимались с собакой, чтобы могли дрессировать, чистить, подготовить к службе в полиции или армии.

Подростки будут в этом заинтересованы. Они не будут скитаться без дела, стоять на учете несовершеннолетних. Может быть, им понравится, и они добрее станут, поймут, что животные такие же беззащитные, как и дети. У подростков же есть комплекс озлобленных подросших животных, которых загнали в угол, и они вымещают обиду. А тут они найдут друг друга, им будет это интересно.

— Много ли в последнее время присоединяется к вам волонтеров, молодых ребят?

— Очень много. Иногда, к сожалению, проблемных. Мы стараемся работать сами либо с проверенными людьми. Сейчас всем разрешили высказывать свое мнение, на видео снимать, что-то кричать, строить из себя. А они даже не понимают, почему хозяин одернул собаку, и начинают возмущаться.

Или бывает, животное только привезли в приют, оно в тяжелом состоянии. Такие люди приходят: ах, жесткое отношение. Начинают снимать на видео, не понимая, с чего это все началось. Извиняюсь за выражение, мы их называем «зоошизы».

Стараемся их отстранять, потому что это, как правило, люди с психологическими проблемами, которые пытаются так прославиться, чтобы о них услышали.

Как таковой любви к животным у них нет, либо любовь слишком навязчивая (это психологическое заболевание), напоказ.

— Давайте мы с вами для зрителей, подписчиков «Правды.ру», сделаем чуть попозже просветительскую беседу о том, что такое жестокое обращение с животными, на что нужно реагировать.

Потому что многие действительно этого не знают, им кажется, что если хозяин дернул собаку, чтобы она не убежала в сторону, то это уже «жестоко». Мне кажется, такое просвещение необходимо. Проблема важная, касается не столько животных, сколько людей.

Потому что наше отношение к животным показывает, какие мы люди.

  • Беседовал Вадим Горшенин
  • К публикации подготовила Марина Севастьянова
  • Куратор: Наталия Красовская

Зоозащитники поддержали поправки в Конституцию об ответственном отношении к животным

Коронавирус поставил приюты для животных в тяжелейшее положение, поскольку резко сократился поток пожертвований. Для спасения ситуации волонтеры провели в пятницу акцию по поддержке приютов.

Об этом газете ВЗГЛЯД заявила директор благотворительного фонда помощи бездомным животным Ольга Ватомская.

По ее мнению, пандемия показала необходимость поправок в Конституцию об ответственном отношении к животным.

В пятницу в рамках Всемирного дня окружающей среды  добровольцы Всероссийского общественного корпуса «Волонтеры Конституции» провели акцию «Лапы дружбы».

«Наш фонд стал оператором нынешней акции вместе с Ассоциацией волонтерских центров  и Роспатриотцентром.

  Это продолжение большой акции «#Мывместе», которую за время пандемии прекрасно узнала вся страна», – сказала газете ВЗГЛЯД директор благотворительного фонда помощи бездомным животным «Я свободен» Ольга Ватомская.

– Идея не просто в том, что мы помогаем животным, но и продолжаем общую взаимоподдержку соотечественников в рамках борьбы с коронавирусом».

Ватомская сообщила, что в апреле, в ходе предыдущей акции «Четыре лапы»  удалось накормить две тысячи животных, собрать около 200 тысяч рублей, распределив их по приютам. Если ту акцию поддержали в двух десятках регионов, то нынешнюю – уже порядка тридцати.

«Корм и медикаменты собираются на определенных  точках, которые  мы указываем на нашем сайте. Кроме этого волонтеры могут изъявить через сайт  желание приехать в конкретный приют и помочь животным своими руками. Это для приютов большая подмога», – говорит она.

Акция включила в себя сбор медикаментов и корма, а также посещение приютов для бездомных животных волонтерами, которые своими руками помогали работникам приютов.

Перед этим с «Волонтерами» скоординировали свою деятельность благотворительные фонды, крупные торговые сети и сети зоомагазинов.

В крупных продуктовых магазинах были оборудованы специальные точки для сбора корма, игрушек, различных аксессуаров для животных, которые постепенно будут передаваться в приюты.

Ватомская  отметила, что добровольческое движение в России развивается уже давно, однако конкретно зоозащитное направление еще совсем молодо. «Сейчас началось его крупномасштабное продвижение. Сегодняшняя акция, наверняка, привлечет новых волонтеров», – сказала она.

В обычное время, до пандемии, по словам собеседницы, из десяти людей, которые приходили в приют, чтобы найти себе четвероного друга, двое уходят с животными на руках. «Это совершенно нормальная статистика, мы этого добились за 10 лет. Мы как Фонд работаем для того, чтобы приюты вообще опустели», – мечтает Ватомская.

Директор фонда при этом убеждена, что  энтузиазм отдельных добровольцев в стране следует подкрепить законодательно. «Людей-доброхотов у нас много, и они уже поняли, что спасение каждой отдельно взятой собаки проблему не решит. Нам нужна законодательная опора для развития нашего движения. В этом нам, в частности, могут очень помочь предлагаемые поправки в Конституцию», – заключила Ватомская.

Напомним, в поправке в статью 114 Конституции, где перечисляются полномочия правительства, добавлена ответственность кабинета министров за «формирование в обществе ответственного отношения к животным».

В россии появилось гуманное законодательство о животных. но бродячих кошек и собак продолжают убивать в большинстве регионов — meduza

В декабре 2018 года в России приняли закон «Об ответственном обращении с животными» — окончательно он вступит в силу в начале 2020-го. Среди прочего, закон запрещает отлов бездомных собак с целью их убийства. Ассоциация «Благополучие животных» полгода изучала закупки в разных областях и республиках России, а также местные нормативные акты. Выводы исследования: в большинстве регионов бродячих животных продолжают убивать. «Медуза» ознакомилась с докладом — и выяснила, что даже если все делать по нынешнему гуманному закону, жестокости по отношению к бездомным собакам и кошкам может стать только больше.

Читайте также:  Лабрадор ретривер: описание породы, характеристика, цена щенка и как выбрать

В российских регионах продолжают убивать собак. Это незаконно

В декабре 2018 года в России приняли закон «Об ответственном обращении с животными», защищающий в том числе бродячих кошек и собак от жестокого обращения. Среди основных принципов документа — «отношение к животным как к существам, способным испытывать эмоции и физические страдания», и «воспитание у населения нравственного и гуманного отношения к животным».

Полностью федеральный закон вступает в силу с 1 января 2020-го. С этого момента начнет действовать норма о том, что единственное основание для эвтаназии — неизлечимая болезнь животного, доставляющая ему непереносимые физические страдания. И еще одно положение: особи, представляющие опасность для людей, должны не умерщвляться, а помещаться в приют и содержаться там до их естественной смерти.

Действующие положения закона уже сейчас истребление кошек, собак и других безнадзорных зверей. Их защищает также Уголовный кодекс, он предусматривает наказание за жестокое обращение с животными — однако по соответствующей 245-й статье дела возбуждаются редко и еще реже доходят до суда.

С конца 2018 года по июль 2019-го ассоциация «Благополучие животных», объединяющая организации и активистов-зоозащитников, проверила, как в регионах России соблюдаются нормы федерального закона.

Для этого юристы организации изучили региональных нормы и проанализировали госзакупки.

Выяснилось, что на местном уровне часто обходят федеральное законодательство против жестокого обращения с животными.

Мониторинг показал, что только в 15 из 85 субъектов федерации законодательно закреплен принцип гуманного отношения к животным, а в закупках этих 15 регионов учтен принятый федеральным законом метод . Представители «Благополучия животных», как и многие другие зоозащитники, утверждают, что этот метод — один из самых эффективных в борьбе с проблемой безнадзорных кошек и собак.

В нормативных правовых актах еще 30 регионов страны говорится о необходимости гуманного обращения с животными, у которых нет владельцев.

Но при этом в нормах, а также в закупочной документации, которую публикуют власти, содержится множество лазеек, позволяющих истребление животных.

Например, нечетко описаны основания для эвтаназии пойманных собак и кошек — или не предусмотрена стерилизация, вакцинация и возможность содержания зверей в приюте. В таких случаях подрядчики чаще всего убивают пойманных собак. 

Хуже всего с регуляцией популяций бездомных животных дело обстоит в 40 регионах. В числе аутсайдеров — Астраханская, Кемеровская и Ульяновская области, а также республики Тыва, Калмыкия и Ингушетия.

В местных нормах много неточностей и нарушений федерального закона — а закупки, которые проводят муниципалитеты, подразумевают убийство пойманных собак и кошек как фактически единственный способ обращения с бродячими животными после поимки. 

Министерство природных ресурсов и экологии (выпускает методические указания для работы с бездомными животными) не ответило на вопросы «Медузы» о том, каким образом в документах на выполнение бюджетных заказов могут присутствовать требования об уничтожении животных. В администрации Астраханской области отказались комментировать ситуацию без согласования с начальством; связаться с администрацией Кемеровской области «Медузе» не удалось.

Бездомных животных убивают из-за туманности формулировок и неграмотности чиновников

«До принятия федерального закона в этой сфере был правовой вакуум. Я думаю, раньше ситуация была хуже, чем сейчас.

Закон — первый шаг на пути к гуманизации взаимодействия человека и животного», — говорит юрист ассоциации «Благополучие животных» Екатерина Кузьменко.

До 2018 года каждый субъект федерации сам выбирал, каким образом регулировать численность бродячих животных, применялись и крайне негуманные средства — в том числе отстрелы животных.

Из-за того, что закон принят совсем недавно, объясняет Кузьменко, во многих регионах законодательство еще не приведено в соответствие с федеральным. Такая ситуация, к примеру, в Ульяновске — где собак отлавливают, отправляют на временную передержку (чтобы в случае ошибки хозяин животного смог найти его и вернуть домой), а затем «утилизируют».

«Сейчас наше управление ЖКХ и благоустройства ждет порядка. Департаментом ветеринарии, то есть региональным органом, должен быть разработан порядок, как это все должно происходить. А пока мы работаем по-старому», — говорит «Медузе» сотрудник пресс-службы ульяновской администрации Евгений Носов.

По его словам, до конца 2019 года у администрации заключен контракт с частным предпринимателем на отлов 3 141 животного. «Это [количество животных] определили по денежным средствам, которые дали на данные мероприятия, — поясняет Носов.

— Был разыгран контракт, выиграл предприниматель, предложивший наиболее приемлемую цену — два миллиона 813 тысяч рублей».

Есть регионы, в нормативных актах которых массовая стерилизация как единственный метод регуляции численности животных уже зафиксирована.

Но в некоторых из них документы написаны нечетко и могут трактоваться двояко — часто эта неопределенность касается оснований для эвтаназии.

Среди причин умерщвления животного, к примеру, могут быть указаны одичалость, невостребованность, агрессивность или потенциальная опасность животного для государства и общества.

«Очевидно, что все эти формулировки достаточно общие. При этом критерии оценки и диагностики этих состояний не прописаны», — комментирует Кузьменко. Существование таких лазеек, по ее словам, приводит к тому, что любое животное можно легко признать опасным или агрессивным и на этом основании усыпить.

«Убить и утилизировать животное дешевле, чем содержать его [в приюте], кормить, стерилизовать и вакцинировать. Более того, для проведения комплекса гуманных мероприятий нужна материально-техническая база, которой у недобросовестных подрядчиков [которые выигрывают подряды] зачастую нет», — говорит юрист.

 

В пример она приводит город Новошахтинск Ростовской области. Там в нормах закреплен метод регулирования численности бездомных животных — массовая стерилизация. Но одновременно записан широкий перечень оснований для эвтаназии.

«Подрядчик, который реализует контракт, пользуется этой лазейкой: признает всех животных неизлечимо больными или агрессивными и на этом основании применяет эвтаназию. Так по сути метод регулирования численности животных сводится к массовому убийству, — объясняет Кузьменко.

— Возникает вопрос к заказчику, то есть местной администрации, о нецелевом расходовании бюджетных средств. Ведь она [администрация] принимает такие услуги как соответствующие [нормативным требованиям] и оплачивает их». 

По словам секретаря управления городского хозяйства Новошахтинска, единственный человек, способный прокомментировать ситуацию, находится в отпуске. Другая сотрудница, занимающаяся контролем в сфере закупок, отказалась отвечать на вопросы «Медузы».

Часто противоречия встречаются и в закупочной документации. В одном пункте требований к исполнителю может говориться, что эвтаназия возможна только при определенных обстоятельствах, связанных с состоянием животного. А в другом — что необходимо умертвить точное количество животных или заранее определенный процент отловленных животных.

«Именно заказчик, формируя закупочную документацию, создает предпосылки для того, что по факту будет происходить с животными в ходе реализации контракта.

Очевидно, что на этапе объявления закупки заказчик не может знать, у скольких животных будут выявлены основания для эвтаназии, ведь их еще не отловили и не осмотрели, — говорит Кузьменко. — У подрядчика в этом случае возникнет сложная ситуация.

Ведь в контракте не предусмотрена оплата за полный комплекс гуманных мероприятий для здоровых животных».

Директор ассоциации «Благополучие животных» Мария Лежнева рассказывает, что нередко причиной формирования негуманных закупок становятся стереотипы: «Все еще большое количество ветврачей и чиновников, которые задействованы в этой сфере, считают стерилизацию опасной. Они говорят, что стерилизованный пес теряет возможность для выживания на улице — другие собаки его сожрут. Или что это против церкви — лишать удовольствия собак. С одной стороны — ретроградность. С другой — еще и глупость». 

Екатерина Кузьменко замечает, что нарушения в закупочной документации иногда возникают из-за того, что при ее формировании нужно учесть как законодательство о закупках, так и об обращении с животными.

«Это объективно непростая задача [составить документы, соответствующие законам], — говорит юрист.

— К тому же, подготовка у заказчиков [то есть местных чиновников] по этому вопросу, особенно в небольших населенных пунктах, невысокая». 

Внедрение более гуманных методов займет пять-семь лет. Но может стать и хуже

В одной из статей федерального закона об ответственном обращении с животными (она вступит в силу с января 2020 года) говорится, что подрядчики во время отлова животных должны снимать свои действия на видео.

А после поимки кошек и собак — их нужно стерилизовать и вакцинировать. Также предусмотрено содержание зверей в приюте и последующий возврат на улицу: эту процедуру подрядчик тоже должен снимать на видео.

 Съемки, в случае сомнений в том, что работы вообще проводились, исполнитель будет обязан предоставлять властям по требованию.

Если все так и будет, стерилизация животных станет не только более гуманным способом уменьшения популяций, но и более действенным, чем уничтожение особей. «Убийство требует постоянного убийства.

Если на определенной территории мало животных, собака будет рождать не двух щенков, а например, десять. Соответственно количество животных не снизится.

При системе количество не только снижается, но и не возобновляется», — объясняет Мария Лежнева.

Одними из первых в России метод ОСВВ начали применять в Нижнем Новгороде: там соответствующий закон приняли еще в 2013 году, когда на улицах города было больше семи тысяч собак.

С 2014-го в Нижнем Новгороде появился благотворительный фонд «Зоозащита НН», который занялся отловом бездомных животных, их стерилизацией и вакцинацией от бешенства (иногда — и от других вирусов). К 2016 году численность бездомных собак сократилась до 4,5 тысячи.

Сейчас их — 2,5 тысячи, а к 2020-му будет всего 800 на миллионный город, утверждает директор фонда Владимир Гройсман.

При этом ОСВВ как метод невыгоден нечестным чиновникам и подрядчикам, уверена юрист Екатерина Кузьменко.

Дело в коррупции: «Когда применяется метод массового умерщвления с последующей утилизацией, подрядчикам (к сожалению, часто недобросовестным) легко завысить объем выполняемых услуг.

Например, отловить и умертвить 50 животных, а в отчетных документах указать 100. Проверить это будет во много раз сложнее, чем если бы животные были живы и находились на содержании [в приютах]».

Президент фонда «Забытые животные» Анастасия Комагина не согласна со своими коллегами из ассоциации «Благополучие животных». Ей в целом не нравится закон об ответственном обращении 2018 года: «Он заявлен как гуманный. Когда закон полностью вступит в силу, он приведет к теневому уничтожению бездомных животных. То, что и сейчас происходит».

Она признает, что ОСВВ может быть действенным средством — но для регуляции числа бродячих кошек и в странах с теплым климатом, вроде Италии или Греции. «Потому что более-менее есть условия для существования [животного]. Кроме того, кошки не конфликтные животные по сравнению с собаками. Но оставлять на улицах собак — это возвращение в первобытное общество», — считает Комагина.

Она уверена, что от внедрения ОСВВ уровень коррупции не уменьшится: «Потому что невозможно все полностью проконтролировать. Деньги перечисляются, собака прооперирована [то есть стерилизована] и выбрасывается на улицу, деньги освоены — все, контроля никакого.

Если собака помрет через два дня после операции — естественная смерть». Делать операции качественно, по мнению Комагиной, в условиях бюджетного заказа («кто меньше дал, тот и получил тендер») подрядчики вряд ли будут.

А в том случае, если заниматься стерилизацией станут зоозащитники, активистов начнет «травить население».

«Потому что люди крайне не хотят видеть бездомных собак на улицах городов, — уверена Комагина. — Люди боятся, дети боятся. Собаки реально проявляют территориальную агрессию. Я сама люблю собак, у меня есть собаки.

Но нужно понимать, что нельзя просто закрыть глаза и сказать: „Я не буду делать эвтаназию, давайте запретим эвтаназию“. После этого животные не перестанут умирать. Будут умирать еще более жестоко, к сожалению».

Альтернативой, по ее мнению, могла бы стать «прозрачная гуманная эвтаназия», а также всеобщий учет домашних кошек и собак с их обязательной чипизацией и просвещение владельцев животных (в первую очередь в том, что касается стерилизации). «Основной приток бездомных животных на улицу — это потомство владельческих животных. Убежала — родила. На даче нагуляла — выбросили», — объясняет руководитель фонда.

Мария Лежнева из ассоциации «Благополучие животных» признает, что метод ОСВВ эффективен только тогда, когда применяется в комплексе с другими мерами. И когда на все эти меры есть деньги.

Она приводит в пример Сочи и Крым: там действует гуманное законодательство и подрядчики работают по системе ОСВВ, но количество животных на улицах все равно огромное. «У нас деньги выделяются по принципу „Есть столько денег — мы их дадим на это“.

А не по принципу „У нас столько-то собак, их нужно стерилизовать, поэтому выделяем такую-то сумму“. Поэтому гуманные мероприятия проводятся только с частью собак и не приносят должного результата», — объясняет она.

«Я понимаю, что в 2020 году у нас не наступит райская жизнь для животных, — говорит Лежнева. — Потому что гуманное отношение — это не только законодательство, это еще и про граждан».

По словам директора ассоциации, до 80% собак и кошек оказываются на улице, потому что от них отказались прежние хозяева.

Росту численности бездомных животных способствуют и те владельцы животных, которые разрешают нестерилизованным питомцам гулять без присмотра. 

«Проблема с животными на улице — критическая. Животных слишком много, — заключает Лежнева. — Думаю, нужно лет пять-семь, чтобы наладить систему и стабилизировать ситуацию». Сколько именно бездомных животных в городах России, ей точно неизвестно. Такой мониторинг пока никто не проводил.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector